Концентрация капитала в глобальной экономике как фактор неравномерного распределения доходов

Восканян Мариам Амбарцумовна — д.э.н, доцент, заведующая кафедрой экономики и финансов Института экономики и бизнеса Российско-Армянского университета (Ереван).

SPIN-RSCI: 9605-8199

ORCID: 0000-0002-5417-6648

AuthorID: 814902

Scopus AuthorID: 57200635856

Хуршудян Сусанна Ервандовна — бакалавр, кафедра экономики и финансов Института экономики и бизнеса Российско-Армянского университета (Ереван).

Для цитирования: Восканян М.А., Хуршудян С.Е. Концентрация капитала в глобальной экономике как фактор неравномерного распределения доходов // Современная мировая экономика. Том 1. 2023. № 2(2).

Ключевые слова: глобальная экономика, концентрация капитала, неравномерное распределение доходов, Армения.

Аннотация

Проблема неравномерного распределения доходов всегда была актуальной. Данная статья посвящена анализу и оценке уровня концентрации капитала в мире и, как следствие, неравномерного распределения доходов в глобальной экономике и в Армении в частности. В работе показана неравномерность накопления капитала по объемам и на душу населения в ведущих странах мира и в странах постсоветского пространства. Накопленный в отдельных странах капитал позволяет сменить экономические системы и обеспечивать развитие в масштабах, невиданных ранее. В то же время неравномерность накопления увеличивает разрыв между странами, которые владеют капиталом, и странами, которые его лишены. К факторам, усугубляющим проблему концентрации капитала, относится глобализация. Концентрация капитала вследствие создания глобального рынка дала новые возможности для отстающих стран стать полноценной частью мировых экономических процессов. На самом же деле происходит обратный процесс, и выгоду от глобализации получают в основном крупные владельцы капитала. Многие страны остаются вне процесса развития глобальной экономики, и острое неравенство в распределении доходов как внутри отдельных государств, так и на глобальной арене остается нерешенной проблемой. В исследовании были детально рассмотрены теоретические предпосылки усиления концентрации капитала в мире, с выделением положительных и негативных факторов его воздействия на экономический рост. В работе также рассмотрен пример экономики Армении. Результатом исследования стал вывод о том, что концентрация капитала приводит к неравномерному распределению доходов в мире, но в то же время является ключевым фактором экономического роста во многих странах.

1. Введение

Проблема неравномерного распределения доходов и капитала – одна из наиболее актуальных в современной глобальной экономике. При этом, в основе проблемы неравенства сегодня лежит высокая степень концентрации капитала и неравномерное распределение ресурсов между капиталом и трудом. А если быть точным, неравномерное распределение ресурсов между владельцами этих двух факторов производства (Piketty 2014).

До промышленной революции, в феодальном обществе, богатство концентрировалось в основном в руках крупных землевладельцев, оно передавалось по наследству, и наследники этих землевладельцев имели преимущество в виде накопленного ранее капитала. Люди же, у которых этого имущества не было, должны были работать на феодала, не получая даже вознаграждения в виде доходов от трудовой деятельности. В результате промышленной революции произошел сдвиг в накоплении капитала — от землевладельцев к промышленникам. При этом богатство, накопленное через капитал, намного больше богатства, которое было накоплено землевладельцами в результате эксплуатации труда крестьян, т.е. разрыв между владельцами капитала и труда в XIX веке стал намного выше, чем до промышленной революции (Sundaram, Popov 2015).

В то же время накопленный в отдельных странах капитал послужил фундаментом для промышленной революции: в странах, где этого капитала было больше, быстрее происходил переход к индустриальному обществу. Накопленный капитал имеет огромную роль также в процессе международного движения капитала. Если в начале оно было односторонним – от метрополий в колонии, то потом стало более устойчивым, так как началось активное взаимное движение капитала из одной страны в другую, даже из стран, которые сами нуждались в инвестициях. Сегодня главными игроками международного движения капитала являются транснациональные корпорации, движение и накопление капитала у которых осуществляется вне границ национальных экономик.

2. Концентрация капитала и экономическое развитие

Неудивительно, что вопрос о распределении накопленного капитала в индустриальном обществе был одним из главных в исследованиях экономистов с самого начала промышленной революции. От Томаса Мальтуса, по мнению которого «перенаселение было главной проблемой» (Malthus 1798) распределения и нарастающих социальных и политических проблем, до Давида Рикардо, который был убежден, что небольшая социальная группа в лице землевладельцев будет присваивать все больше и больше части продуктов производства и богатства (Ricardo 1817), и Карла Маркса, который разделял мнение Рикардо, но считал этой группой промышленных капиталистов (Marx 1867), большинство экономистов склонялись к мнению, что неравенство постоянно будет расти и усугубляться. Именно быстро возрастающее неравенство, вызванное ростом доходов от капитальных вложений, на фоне невозрастающих доходов от труда с середины XIX века стало важнейшей предпосылкой развития социалистических движений и распространения идей марксизма.

Вклад К. Маркса в объяснение проблем концентрации капитала и неравенства весьма значителен. Маркс смог верно предугадать изменение соотношения ролей различных факторов производства. В традиционных обществах объем производства был непосредственным результатом используемых трудовых ресурсов. Маркс предвидел, что роль трудовых ресурсов будет и далее терять свою изначальною значимость в пользу капитала, и «тенденция капитала заключается в том, чтобы придать производству научный характер, а непосредственный труд низвести до всего лишь момента процесса производства» 1. «Принцип бесконечного накопления», который является главным выводом «Капитала», утверждает, что неизбежная тенденция капитала к накоплению и концентрации в бесконечном масштабе может либо привести к снижению уровня доходности капитала, либо к неограниченному возрастанию доли капитала в национальном доходе. В обоих случаях невозможно обеспечить социально-экономическое и политическое равновесие (Piketty 2014).

Переход от землевладения к промышленности придал импульс массовому перемещению сельского населения в города — урбанизации. Тем самым относительно уравновесились доходы между сельскими и городскими рабочими (рабочая сила в городах увеличилась, что привело к сокращению ее доходов, в селах наблюдалась обратная ситуация), а впоследствии уменьшилось неравенство в распределения доходов. В экономической теории связь между неравенством и доходом на душу населения показывается кривой Кузнеца, который в 1950–1960-е годы утверждал, что с экономическим развитием социальное неравенство сначала возрастает, а затем уменьшается в результате действия рыночных сил (Kuznets 1955). События ХХ века, такие как мировые войны, Великая депрессия в США, большевистская революция и активная государственная политика в области налогообложения и перераспределения, привели к значительному сокращению показателей неравенства (Piketty 2014). Заработная плата рабочих начала расти и в связи с распространением кейнсианского подхода к регулированию, согласно которому увеличение доли доходов от труда в национальном богатстве впоследствии приведет к тому, что получатели этого дохода будут тратить больше, и тем самым доход от капитала также вырастет (Titenko, Korneva 2016). Доля доходов от труда в национальном доходе до середины ХХ века увеличивалась. Однако начиная со второй половины века проблема набрала новые обороты вследствие, в первую очередь, ускорения процесса глобализации и появления на глобальной арене таких хозяйствующих субъектов, как транснациональные корпорации (ТНК). Изменился процесс международного движения капитала и трудовых ресурсов. Увеличение роли капитала в производственном процессе увеличило роль человеческого капитала (знания, навыки и квалификации), что, по мнению многих экономистов, напрямую влияет на экономический рост: с помощью человеческого капитала осуществляются обеспечивающие этот рост инновации.

Глобализация оказывает огромное влияние как на международные экономические процессы, так и на развитие и ход истории стран. Так, проблемы отдельных развитых государств или же отдельных больших корпораций влияют на другие субъекты вне их границ и становятся глобальными проблемами. Существование таких сильных глобальных субъектов, как ТНК (или же «слишком» развитых по сравнению с остальным миром стран), ставит под вопрос суверенитет менее развитых стран (по аналогии с колониями и метрополиями на ранних этапах движения капитала), только сейчас это происходит через процесс подчинения международным нормам и правилам в обмен на подключение к глобальной экономике или вступление в интеграционные объединения.

Еще одна тенденция, тесно связанная с концентрацией капитала, — это сокращение среднего класса, которое также является предметом исследования многих экономистов. Сокращение среднего класса — результат роста неравенства в доходах и увеличения концентрации капитала в руках небольшой группы людей (Milanovic 2016). Следствием этого может быть либо переквалификация среднего класса для дальнейшего улучшения своего социального положения (что бывает реже), или же, наоборот, снижение качества жизни среднего класса. Растущая концентрация капитала способствует второму и, как следствие, повышению социальной напряженности и ухудшению социальной мобильности (Piketty 2014).

Для более детального рассмотрения проблем с неравенством, рассмотрим формы капитализма, которые применяются разными странами. Уильям Баумоль разделяет сегодняшний капитализм на несколько видов (Baumol 2007):

  1. государственный капитализм, когда принятие большинства ключевых экономических решений принадлежит государству;
  2. олигархический капитализм, когда ограниченное количество лиц концентрируют у себя богатство и власть;
  3. предпринимательский капитализм, когда значительную роль в экономическом развитии играют малые и средние предприятия, в частности внедрением инноваций;
  4. капитализм крупных компаний, когда значительную роль в экономическом развитии играют крупные корпорации или ТНК.

Выбор той или иной формы капитализма обуславливает траекторию развития страны. Хотя эти формы не реализуются в чистом виде и не исключают друг друга, в политике отдельных стран преобладает одна из них, при этом она меняется на разных этапах развития. Например, в США заметно превосходство предпринимательского капитализма вместе с капитализмом крупных компаний (Клинов 2017), в Китае — государственного капитализма с капитализмом крупных компаний, а в более отсталых странах и многих странах постсоветского пространства господствует олигархический капитализм.

Эти формы помимо прочего определяют, насколько в той или иной стране велика проблема неравенства и высокой концентрации капитала, а также насколько в политиках стран приоритетны развитие и рост. В странах с олигархической формой капитализма проблема распределения доходов и богатства стоит остро, т.к. развитие страны зачастую не является главной целью государственной политики, а направлена она на сохранение и укрепление власти и богатства олигархов. В таких странах, по мнению Уильяма Баумоля, «революция может быть самым эффективным (и, возможно, единственным) способом отменить олигархический капитализм и двигаться к системе, в которой рост становится главной целью правительства» (Baumol 2007).

На ранних стадиях развития в капиталистических странах господствовала именно эта форма капитализма, т.к. важным движителем экономического роста служил капитал, накопленный в руках отдельных лиц. Далее, по мере развития экономики, возрастание роли государства становилось необходимым (как можно увидеть на примере стран с догоняющим развитием, где на начальных этапах роль государства в регулировании рынка и создании институтов, обеспечивающих рост, была незаменима). По мере развития институтов в стране государственный капитализм утрачивает свою первоначальную роль, и возрастает роль другой формы капитализма — крупных компаний. При этом государство не теряет своей роли в распределении доходов и богатств, однако, меняется форма вмешательства. Например, как отмечалось, государственное вмешательство в экономические и политические процессы в ХХ веке привело к уменьшению неравенства доходов. И сегодня государственный капитализм также позволяет уменьшить разрыв между разными слоями общества.

Тома Пикетти показал, что социальное неравенство в США и Европе стало снова усиливаться примерно с 1970-х годов. Таким образом, некоторое улучшение ситуации между мировыми войнами и в первые десятилетия после Второй мировой войны сменилось реверсивным движением, поставив науку и экономическую политику перед трудными проблемами (Piketty 2014).

Глобализация привела к возрастанию роли капитализма крупных компаний, и на данный момент в развитых странах с рыночной экономикой господствует именно эта форма. В отдельных развитых странах постепенно осуществляется медленный переход к предпринимательскому капитализму.

Возрастание роли капитализма крупных компаний, помимо прочего, привело к усилению концентрации капитала в руках ТНК. Как уже отмечалось, эти компании выходят за рамки государственного контроля, что затрудняет применение к ним мер государственного регулирования. С одной стороны, у ТНК достаточно средств для того, чтобы инвестировать в исследования и разработки, а также развить экономики тех или иных стран. С другой стороны, многие ТНК не заинтересованы в этом, т.к. их рыночная сила и без того обеспечивает им долгосрочные конкурентные преимущества, что приводит к еще большей концентрации капитала без его дальнейшего перераспределения. Так, с ростом капитализации ТНК опять выросло неравенство в распределении доходов, а разрыв между развитыми и развивающимися странами еще более увеличился.

Глобализация и возрастание в отдельных странах роли крупных компаний также сделали ресурсы более мобильными. Так, производственные ресурсы, в частности сырье, перемещаются из развивающихся стран в развитые посредством ТНК, которые могут в силу аккумулированного у себя капитала использовать эти ресурсы лучше (согласно экономической теории), а впоследствии сконцентрировать еще больше ресурсов у себя.

Из стран — экспортеров этого сырья, в свою очередь, происходит отток капитала, т.к. доход от капитала получают не страны, владеющие этими ресурсами, а ТНК. Интерес последних состоит лишь в использовании ресурсов этих стран, а не в их развитии, что приводит к тому, что развитые страны в лице ТНК выигрывают от глобализации, т.к. перед ними открываются новые возможности по контролю над ресурсами. Конечно, ТНК приносят пользу и принимающей стране, хоть как-то способствуя ее развитию. Однако масштабы развития этих стран и тренд концентрации капитала в ТНК в результате использования дешевых производственных ресурсов несоразмерны. Развитие происходит намного медленнее, чем тренд оттока капитала из стран и его концентрация. Таким образом, в общем счете развивающиеся страны, которые принимают эти корпорации у себя, проигрывают.

Движение капитала из развивающихся стран в развитые приводит к его концентрации в последних, что приносит политическую и экономическую власть этим странам. Так, на данный момент заметное большинство ТНК являются американскими, что стало одной из причин однополярности мира. Глобализация привела к формированию такого мирового порядка, при котором международные организации уже не действуют на основе норм международного права, а оформляют своими решениями силовую политику стран-лидеров (Рыбалкин, Щербанин, Балдин и др. 2003).

Движение в сторону предпринимательского капитализма может стать новым драйвером мирового развития. Согласно многим исследованиям, малые и средние предприятия более, чем крупные компании, значимы в создании новых технологий, являются носителями инноваций и развития (Schumpeter 1934). У таких предприятий недостаточно капитала для инвестиций в исследования и разработки, однако, у крупных предприятий нет мотивации для этого. Дальнейшее развитие предпринимательского капитализма может привести к увеличению конкуренции и к уменьшению концентрации капитала в руках ограниченного числа компаний, а впоследствии — к уменьшению неравенства в распределении доходов. В настоящее же время можно сформулировать следующие выводы:

- Концентрация богатства (капитала) наблюдается на разных этапах развития экономических систем, однако, пути накопления капитала меняются с течением их эволюции.

- Процесс концентрации и аккумулирования достаточного объема капитала послужил главной предпосылкой промышленной революции.

- Концентрация капитала на тот период послужила причиной быстрого экономического роста, особенно в странах, где эта концентрация была выше (например, в Англии).

- Концентрация капитала сопровождается также неравномерным распределением доходов, что в свою очередь обуславливает социальную несправедливость и высокий уровень бедности в некоторых странах.

3. Концентрация капитала в глобальной экономике: основные тренды

Накопленное богатство играет огромную роль в экономическом развитии, поэтому рассмотрим, как распределено мировое богатство между странами. В этой связи интересным представляется анализ данных о концентрации капитала по странам, прежде всего с точки зрения их доли в мировом капитале, а также динамики изменений этой доли в течение последних десятилетий.

Как мы можем видеть на рисунке 1, первое место по доле в мировом накопленном капитале в 1995 году занимали США. При этом их доля была больше, чем у всего остального мира без учета первых 10 стран. Второе место занимала Япония (10,5%), затем следовали Китай (6,7%), Германия (6,4%), Франция (4,4%), Великобритания (3,6%), Италия (3,1%), Россия (3%) и Канада (3%).

Рис. 1. 10 стран — лидеров по накопленному капиталу, в % от глобального накопленного капитала, 1995 г.

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Картина концентрации капитала меняется, если рассмотреть этот показатель в расчете на душу населения (см. рис. 2). В этом случае США по-прежнему занимает первое место в десятке лидеров, однако, Китай в десятке лидеров по суммарному накопленному капиталу занимает в 1995 г. уже 9-е место (примерно 4,9% от показателя в США). При этом на остальную часть населения приходится ничтожный показатель (примерно 4,5% от показателя в США).

Рис. 2. Накопленный капитал на душу населения в 10 странах — лидерах по накопленному капиталу, в тыс. долл., 1995 г.

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Концентрация капитала в мире заметно модифицируется к 2018 году (см. рис. 3). Несмотря на то, что США по-прежнему занимают первое место в мире, их доля сократилась до 24,7%, а Китай увеличил свою долю втрое, до уже 21,1%. При этом десятка стран-лидеров суммарно сократила свою доли в общемировом капитале. Еще одно важное изменение — появление в этом списке Бразилии. Как и во многих других случаях, развивающиеся страны стремительно занимают доминирующие позиции на мировой арене. Лидером в этом процессе сегодня является Китай, однако, и другие развивающиеся экономики существенно усиливают свои позиции по линии наращивания валового капитала, не говоря уже об успехах в области экономического роста и доли в мировом ВВП. Хорошим примером можно считать Индию, где доля накопленного капитала демонстрирует рост в 3,7 раза с 1995 г., что гораздо больше мирового среднего показателя в 1,65 раза.

Рис. 3. 10 стран — лидеров по накопленному капиталу, в % от глобального накопленного капитала, 2018 г.

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Следует отметить, что распределение капитала на душу населения в 2018 году значительно отличается от 1995 года (см. рис. 4). Несмотря на то, что США стабильно занимает первое место среди десятки лидеров, показатель Китая значительно увеличился и уже составил 18,8% от уровня США, а показатель остальных стран — 5,5% от показателя США.

Рис. 4. Накопленный капитал на душу населения в 10 странах — лидерах по накопленному капиталу, в тыс. долл., 2018 г.

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Как отмечалось в разделе 1, аккумулирование капитала в стране исторически означало, что у нее больше возможностей для того, чтобы встать на путь развития, нежели у стран, которые этим капиталом не владеют. Достаточное аккумулирование капитала в Англии привело к тому, что в стране намного быстрее по сравнению с остальными произошла индустриальная революция; Япония благодаря накопленному капиталу смогла за очень короткое время восстановить экономику после войны и превратиться в передовую технологическую страну и т.п. Стратегия экономического развития Китая в последние десятилетия также основана на накоплении богатства более быстрыми темпами, чем увеличение потребления. Китай на 2018 г. являлся второй экономикой мира по показателю накопленного капитала, лишь немного отставая от США. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что накопление богатства — один из важнейших факторов эндогенного роста.

Обращаясь к трендам в сфере накопленного капитала, следует отметить, что несмотря на лидирующие позиции развитых стран, скорость наращивания капитала в развивающихся заметно выше (см. рис. 5). Средний годовой прирост накопленного капитала в мире в 1995–2018 гг. составил 2,9%, для США этот показатель составил 2%, для Китая — 8,1%, для Индии — 5,7%.

Данные по накопленному капиталу после 2018 г. недоступны. При условии, что средний показатель роста сохранится для этих стран до 2023 г., Китай должен стать лидером, владея 26% мирового накопленного богатства; США следуют на втором месте с 22,7% мирового богатства; третье и четвертое место сохраняют Япония и Германия с 5,25% и 4,37% соответственно, а Индия переходит на 5-е место, обогнав Францию и Великобританию и владея 3,12% мирового богатства (таблица 1, рис. 5).

Рис. 5. Структура глобального накопленного капитала в 2018-2023 гг., в трлн долл., рассчитано по среднегодовому темпу роста для каждой страны за период 1995-2018 гг.

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Конечно, в результате кризиса, вызванного пандемией COVID-19, ситуация могла поменяться, т.к. произошел скачок рыночной капитализации и, соответственно, концентрации капитала в ведущих ТНК (большинство из которых американские), и поэтому данные результаты могут отличатся от реальности. Тем не менее, без учета пандемии в 2023 г. должна была получиться следующая картина (таблица 1).

Таблица 1. Топ-20 стран по накопленному капиталу в 1995, 2018, 2023 (прогноз) гг., доля в мировом накопленном капитале

Страна

1995

Место в мире

2018

Место в мире

2023*

Место в мире

США

30,10%

1

24,74%

1

22,76%

2

Китай

6,69%

3

21,08%

2

26,00%

1

Япония

10,52%

2

6,14%

3

5,25%

3

Германия

6,45%

4

4,84%

4

4,37%

4

Франция

4,44%

5

3,29%

5

2,96%

6

Великобритания

3,63%

6

2,85%

6

2,60%

7

Индия

1,50%

13

2,83%

7

3,12%

5

Канада

2,95%

9

2,65%

8

2,48%

8

Россия

2,99%

8

2,17%

9

1,95%

10

Бразилия

2,53%

10

2,13%

10

1,97%

9

Италия

3,15%

7

1,97%

11

1,71%

12

Австралия

1,58%

12

1,79%

12

1,77%

11

Корея

1,12%

17

1,60%

13

1,66%

13

Испания

1,83%

11

1,33%

14

1,20%

14

Индонезия

0,92%

19

1,12%

15

1,13%

15

Мексика

1,20%

16

1,08%

16

1,02%

16

Нидерланды

1,26%

14

1,03%

17

0,95%

17

Саудовская Аравия

1,00%

18

0,95%

18

0,90%

18

Швейцария

1,24%

15

0,95%

19

0,86%

19

Швеция

0,76%

20

0,66%

20

0,62%

20

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

*-данные на 2023 год рассчитаны по среднегодовому темпу роста

4. Структура накопленного капитала

Накопленный капитал или общее богатство страны включает в себя четыре компонента – человеческий капитал, природный капитал, произведенный капитал и чистые иностранные активы. Конечно, каждый из этих компонентов важен на пути развития, но то, как это богатство используется в целях развития и в каких пропорциях эти компоненты составляют общее богатство, определяет уровень развитости страны. На рис. 6 представлены компоненты общего богатства для развитых стран. По природному капиталу в абсолютном выражении Китай и США являются лидерами, но доля природного капитала в общем богатстве составляет лишь небольшую долю (4% для Китая и 2% для США). На третьем месте по объему природного капитала – Саудовская Аравия, но его доля в общем богатстве этой страны составляет 46,6%. Для Ирака доля природного капитала – 66%, ОАЭ – 26,9%, Кувейта – 46%, Катара – 39,9%. По сравнению с США и Китаем, остальные компоненты богатства в этих странах не так сильно развиты. Для ведущих стран, показанных на рис. 6 (за исключением Саудовской Аравии, Кувейта и Катара) среднее соотношение компонентов богатства следующее:

- человеческий капитал — 59,7%;

- природный капитал — 2,4%;

- произведенный капитал — 36,7%;

- чистые иностранные активы — 1,3%.

Рис. 6. Компоненты богатства в ведущих странах мира, 2018 г.

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Таким образом, основной компонент богатства в этих странах — человеческий капитал. Чистые иностранные активы в большинстве развитых стран — положительная величина, т.е. субъекты этих стран владеют большими иностранными активами, нежели иностранные субъекты в этих странах. Таким образом, отток капитала из этих стран происходит в большем объеме, нежели приток.

В Китае среднее значение долей компонентов богатства в общем богатстве следующее:

- человеческий капитал — 73,3%;

- природный капитал — 3,9%;

- произведенный капитал — 22%;

- чистые иностранные активы — 0,08%.

Это показывает, как Китай сделал экономический рывок на основе роста человеческого капитала. Отсутствие больших минеральных ресурсов не является препятствием для роста, но требует более сложной политики развития, что хорошо видно по уровням накопленного капитала разных стран. В то же время разрыв между Китаем и США по объемам капитала сохраняется.

Международное движение капитала и вообще суть рыночной экономики, основанной на капитале, предполагает, что капитал должен перетекать из развитых стран (или стран, в которых избыток этого капитала) в страны, в которых наблюдается нехватка капитала (и, соответственно, доходность капитала выше), т.е. в развивающиеся и отсталые страны.

Рассмотрим компоненты богатства и в тех странах, которые находятся внизу списка по общему богатству, и компоненты их национального богатства (рис. 7).

Рис. 7. Компоненты богатства наименее развитых стран, 2018 г.

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Бросается в глаза разница в соотношении компонентов. На первый взгляд, может показаться, что в некоторых из этих стран развитый человеческий капитал, т.к. его доля в общем богатстве относительно высока, но в абсолютном выражении объем человеческого капитала очень незначителен. Большинство из этих стран — традиционные экономики, поэтому доля природного капитала в общем богатстве относительно высока, а произведенный капитал играет небольшую роль. Доля чистых иностранных активов выражается в отрицательных значениях, т.е. в данном случае приток капитала из остальных стран превышает отток капитала из этих стран. В целом, среднее значение долей компонентов для выбранных стран следующая:

- человеческий капитал — 52,6%;

- природный капитал — 32,2%;

- произведенный капитал — 20,4%;

- чистые иностранные активы — -5,2%.

Выделяя общие тенденции вышеупомянутых групп стран, можно увидеть, что капитал вытекает из развитых в развивающиеся, а главным богатством в развитых странах по сравнению с развивающимися является человеческий капитал. Развитие человеческого капитала может стать хорошей возможностью для развития для стран, не владеющих природным капиталом.

5. Факторы концентрации капитала в развивающихся странах: кейс Армении.

Среди развивающихся стран рассмотрим постсоветские страны и компоненты богатства этих стран (см. рис. 8). По сравнению с наименее развитыми странами в этих странах доля производственного капитала выше, значимую роль играет и природный капитал. Средние значения долей компонентов капитала в постсоветских странах следующие:

- человеческий капитал — 41%;

- природный капитал — 22,4%;

- произведенный капитал — 42,4%;

- чистые иностранные активы — -5,8%

Рис. 8. Компоненты богатства постсоветских стран, 2018 г.

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Во всех странах, кроме России, субъекты иностранных государств владеют большими активами в стране, нежели субъекты страны в иностранных государствах.

Важно также отметить, что в большинстве случаев, в странах с ресурсной экономикой природный капитал превалирует. С другой стороны, например, в России, производственный капитал доминирует, несмотря на огромную роль сырьевого сегмента в экономике страны.

Таблица 2 отражает показатели, приведенные на рис. 8, в долларовом выражении.

Таблица 2. Постсоветские страны и компоненты их богатств на душу населения, в долл. США, 2018 г.

 

Человеческий капитал

Природный капитал

Произведенный капитал

Чистые иностранные активы

Армения

30547,51

5493,624

18326,2

-3376,67

Азербайджан

8173,801

18832,27

11209,88

-2740,16

Грузия

18142,14

3920,116

22775,96

-6182,68

Казахстан

44364,47

30528,82

30536,5

-3835,04

Кыргызстан

5151,707

4634,579

5588,752

-1129,89

Россия

61473,2

32965,4

78047,35

2021,891

Украина

19644,14

7650,702

38217,22

-607,027

Беларусь

42015,97

9787,67

31693,59

-3668,02

Источник: База данных Всемирного банка - https://databank.worldbank.org/

Что касается Армении, то структура накопленного капитала сформирована так, что преобладают человеческий и производственный капитал, которые и являются конкурентными преимуществами страны.

Рис. 9. Распределение доходов в Армении

Источник: База данных World Inequality Database - https://wid.world/

Между соотношением компонентов богатства и неравенством есть прямая взаимосвязь: рост экономики Армении приводит к увеличению разрыва между верхними 1% населения и нижними 50%. Развитие производственных возможностей, человеческого капитала, ВВП на душу населения и т.п. не увеличивают доходы большей части населения (связь есть, но слишком слабая). Они приносят пользу преимущественно крупному бизнесу, а не экономике в целом. Такая же ситуация сложилась и в России, и в других постсоветских странах с олигархическим типом капитализма: все значимые капиталоемкие отрасли страны концентрированы в руках узкой группы лиц. Коэффициент Джини для распределения дохода в Армении (0,57–0,58) действительно высокий (рис. 9) – существенно выше, чем не только в Европе, но и в Китае, и в России. Крайне высоки (0,83–0,84) и значения коэффициента Джини по богатству для распределения богатства.

Рис. 10. Распределение богатства в Армении

Источник: База данных World Inequality Database - https://wid.world/

В Китае и США разрыв доходов и экономический рост находятся в прямой зависимости, т.е. с развитием факторов роста неравенство увеличивается. В Армении и в других постсоветских странах обратная тенденция. С точки зрения справедливости, это хорошо, но с другой стороны, это означает, что в данных странах человеческий капитал не определяет тенденции роста доходов, а разница в доходах высококвалифицированного и низкоквалифицированного труда растет очень медленно, при этом слабо реагируя на внешние условия.

Фактически пример экономики Армении показывает, что чрезмерная концентрация капитала выступает преградой для развития. Для Армении ситуация осложняется неразвитостью рынка капитала, а значимые отрасли находятся в руках ограниченного числа людей. Увеличение разрыва в богатстве между верхним 1% и нижними 50% населения лишь отрицательно сказывается на развитии экономики Армении и страны в целом.

Как и говорилось ранее, доходы нижних 50% не коррелируют с коэффициентом Джини ни по доходам, ни по богатству, и общий тренд изменения данного показателя обуславливается трендами доходов и богатства верхнего 1% населения (при этом тренд для верхних 10% двигается одинаково с трендом верхнего 1%).

Таким образом, высокий уровень неравенства по доходам в Армении, выраженный в соотношении доходов верхнего 1% населения к нижним 50%, можно считать результатом первоначального неравномерного распределения капитала — к примеру, частной собственности, в результате неэффективной приватизации.

6. Ключевые выводы

Итак, обобщая проведенное исследование, можно отметить, что в традиционных обществах объем производства зависит в основном от производительности труда, т.к. в экономике доминируют трудоемкие отрасли, зависящие по большому счету от одного фактора производства — труда. Это можно наблюдать на примере выбранных нами африканских стран, поэтому концентрация капитала и уровень развития между собой не коррелируют, а улучшение/ухудшение показателей развития лишь слабо влияет на доходы от трудовой деятельности.

В развитых же странах роль трудовых ресурсов сокращается в пользу капитальных ресурсов, что приводит к тому, что получатели доходов от трудовой деятельности, особенно от низкоквалифицированного труда, которые составляют средний класс, либо должны увеличить свой человеческий капитал и перейти в более высокий слой, либо наоборот, спуститься на более низкий слой по показателям доходов и богатства. Так происходит сокращение среднего класса, и вместе с этим возрастает концентрация капитала.

К сожалению, то, что доходы и богатство между собой не коррелируют, означает, что в большинстве случаев самые богатые семьи имеют богатство, переданное поколениями, и наследники богатейших семей лишь прибавляют уже накопленное до них богатство. Так как по эффекту масштаба прирост капитала происходит быстрее для уже существующего концентрированного капитала, для остальных людей остается мало возможностей для социальной мобильности, и даже если она и происходит, то скачок не слишком высокий: так, человек, который не владеет богатством, переданным поколениями, не может за свою жизнь претендовать на уровень богатства наследников богатейших семей. И эта тенденция будет расти по мере увеличения концентрации капитала.

Особый интерес вызывают страны постсоветского пространства с олигархической формой капитализма. В этих странах, куда входит и Армения, доходы почти не реагируют на экономические условия, а улучшение экономических показателей приводит к разрыву между слоями общества, так как те отрасли, которые лежат в основе экономического роста, контролируются ограниченным кругом лиц и приносят пользу лишь им.

Таким образом, общим выводом можно считать тезис о том, что концентрация капитала при правильном ее направлении может привести к быстрому росту и развитию страны, но чрезмерная концентрация, наоборот, начинает увеличивать разрыв между доходами и богатством населения. Для стран, в которых наблюдается дефицит капитала, как Армения, крайне важно правильное направление капитала на развитие отраслей экономики, что требует систематических действий со стороны государства.

Накопление капитала позволило Китаю за несколько десятилетий стать новым экономическим центром мира наряду с США, поэтому нельзя игнорировать его роль в развитии страны. Хотя возможности Армении нельзя сопоставить с возможностями Китая, при правильной политике использования накопленного и воспроизводимого человеческого и произведенного капитала можно встать на путь долгосрочного и динамичного развития.

Библиография

Белых А.А., Мау В.А. Маркс-XX // Вопросы экономики. 2018. № 8. С. 78.

Клинов В. Сдвиги в мировой экономике в XXI веке: проблемы и перспективы развития // Вопросы экономики. 2017. № 7.

Рыбалкин В.Е., Щербанин Ю.А., Балдин Л.В. и др. Международные экономические отношения: учеб. 4-е издание. М.: Юнити, 2003.

Baumol W. J., Litan R. E., Schramm C. J. Good Capitalism, Bad Capitalism, and the Economics of Growth and Prosperity. Yale University Press, 2007.

Kuznets S. Economic Growth and Income Inequality // The American Economic Review. Vol. 45. No 1. 1955.

Malthus Th. An Essay on the Principle of Population. 1798.

Marx K. Capital: A Critique of Political Economy. Vol. 1. Part 1: The Process of Capitalist Production. New York, NY: Cosimo, 1867.

Milanovic B. Global Inequality: A New Approach for the Age of Globalization. Harvard University Press, 2016.

Piketty Th. Capital in the Twenty-First Century. Cambridge, MA: The Belknap Press of Harvard University Press, 2014.

Ricardo D. On the Principles of Political Economy and Taxation. 1817.

Schumpeter J. A. The Theory of Economic Development. Cambridge, MA: Harvard Economic Studies, 1934.

Sundaram J.K., Popov V. Income inequalities in perspective // Initiative for Policy Dialogue–Geneva ILO, 2015. Extension of Social Security Series. No 46. International Labour Office, Social Protection Department.

Titenko E., Korneva O. The Concentration of Capital as a Reason for the Accelerated Development of the Economic System // Lifelong Wellbeing in the World – WELLSO 2015 / F. Casati (ed.). Future Academy, 2016.

Примечания

1 Цит. по: Белых, Мау 2018.